Метки
Архивы
 

Январь 2006

21 Янв Просто так, и стереть жалко, и девать некуда. 4 утра, ночь на Крщение.Она пошла в Храм на службу

Мокро, мокро, мокро.
Ветер в спину, рубашка к телу.
Холодно, холодно, холодно.
Лед на веках, потею инеем.
Страшно, страшно, страшно.
Ночью одна. В кустах наверно маньяк.
Мокро, холодно, страшно.
Душа как струна, лишь молитва греет уста.
Сны, мобильник, святая вода.
Карусель канитель, все прядет кружева.
Жизни, жизни, жизни.

Read More

20 Янв Эмма которой нет

Знаешь№3 или Эмма которой нет.
Знаешь, однажды родилась девочка-вампир. Но разве виновата в этом, маленькая, новорожденная девочка? Нет, но врачи, все равно, испугавшись решили ее убить. Вы удивлены? Однако так повелось с давних пор. Везде и всегда, в любой стране, где бы это ни происходило, врачи обязаны усыплять таких детей. Иначе, дожив до 7 лет, они начнут убивать. Нет, не будет полетов летучей мышью в безлунном небе. Не будет волков-оборотней в ночном лесу полном загадочного тумана. Также не будет тихих как шепот, нападений из за спины на запоздавших прохожих в парке. Все проще и страшнее, как в жизни. Когда она повзрослеет, то начнет пить жизнь из людей. Соседи, знакомые, просто прохожие будут умирать как бы своей смертью. Несчастный случай, болезнь, падение метеорита или укус болонки, все это лишь повод.
Такая ждала ее участь, но, повторяю, разве виноват в этом новорожденный. В том, что какой-то ген сработал не так. Конечно нет, но все хотят жить, и поэтому во всем мире тихо умирают младенцы.
Но в этот раз все вышло по другому. Ее мать сама была акушером и знала об этой страшной тайне врачей, и понимала что будет дальше, она не отдала им своего ребенка. Через неделю их увезли в специальную тюрьму.
Там прошли те шесть лет за которые девочка из маленького умильного комочка превратилась в красивую, не по годам серьезную Эмму. У нее не было сверстников, в одиночестве она познавала мир по рассказам матери да по телевизору. Веселый ребёнок, любящий покемонов и Симсонов. Она любила слушать удивительные истории которые читала ей мама по вечерам. Жизнь текла ручейком, день за днем. По секунде утекая в неизвестность. Что дальше? Они не думали б этом, не строили планов. Время текло словно вода сквозь фильтр, не задерживаясь, оставляя песок эмоций.
Они знали что это произойдет и старались не думать, но каждую секунду в напряжении ждали распахнутых дверей и толпы деловитых, равнодушных как нож людей.
Ее задрали ночью. Все произошло быстро, люди, свет, суета. Еще секунду назад она спала рядом с мамочкой, а теперь это уже далекое безвозвратное прошлое. Вплотную подошло и встало за спиной бездушное слово — РАНЬШЕ.
И вот, она уже сидит в небольшой комнатке с зеркалом вместо стены. Мощная лампа, прямо над головой. Этот свет хуже всего. Казалось, что он пронизывает ее, давит и сковывает словно цемент. Руки, ноги и шея привязаны к стулу натянутыми как нервы ремнями.
Метал стула жадно впитывал ее тепло. Она не боялась людей, что прятались за стеклом, они были лишь призраками. Она чувствовала их взгляды, лучом сканера скользивших по ней, но они были далеки и нереальны. Лишь стул, жесткий и потрясающе реальный заставлял ее дрожать. Стул, а не люди, казалось был ей врагом. Это он хотел выпить ее тепло не оставив ничего кроме тьмы взамен. Она дрожала всем телом, а перед глазами почему-то стояла казавшаяся абсолютно не уместной, разбитая при аресте мамина чашка.
-Мама — одними гудами позвала она. Позвала просто так, не надеясь на помощь, что б стало теплее от этого слова.
Кто-то подошел сзади, проверил ремни, и открыв сверкающую стальную коробку достал шприц. Эмма смотрела на руки человека, сжавшись насколько позволял жесткий стул. Мыслей не было, лишь сжавшаяся пружиной пустота завладела ей. И странная, разреженная тишина.
Игла уткнулась в руку, и сразу нашла тоненькую вену шестилетней Эммы. Жидкость, попав внутрь растекалась медленно по телу. Организм боролся как мог, изо всех сил, постепенно сдавая позиции. Она умирала, и это было больно и мучительно долго. Время растянулось в одну сплошную нить, готовую порваться гудящую струну. Глаза застилала черная сетка, тело ломало и корежило, но в груди уже просыпалась непонятная, доселе неведомая сила. Она росла подобно взрыву. Как вулкан, накопивший громадные силы и решивший освободится.
Древняя, еще немного сонная она пропитывала девочку струями мощной энергии. И яд уже почти победивший, захлебнулся в этой волне и растворился как в океане. Внутри осталась лишь бурлящая плазма энергии. Уже ставшая неотъемлемой частью Эммы.

В полной тишине, девочка открыла свои спокойные перламутровые глаза. Она почувствовала как за стеклом, довольное ожидание ее смерти мгновенно переросло в ужас и панику.
Эмма встала, ремни до этого так зло стягивающие ее руки и ноги теперь беспомощно валялись по бокам драными веревками. Она хотела домой, к маме. Мельком глянув через ставшее для нее прозрачным стекло на наблюдателей, она растворилась в воздухе. Мгновенно очутившись рядом с поседевшей за эту ночь мамой.
И обняв ее прошептала:
-Я люблю тебя мама!
-И я тебя доча.

За окном светало, но никто из ее преследователей этого уже не увидел. Все они были мертвы.
12,12,2004

Read More

20 Янв Принцесса

«Принцесса, мы окружены. Мой отряд вышел из Селент Хилла2 вчера вечером. Мы набрали там много кувшинов Тумана. При виде войска Вашего Высочества, ни один монстр не посмел напасть на нас.
Все шло хорошо, мы прошли через провалы, прорвались через черную живую реку, и вошли в лес Теней.
Может мы были не очень аккуратны. Но нас обнаружил отряд странствующих принцев. Извечных Ваших врагов. Мы бились как Муравьиные львы, без устали, и храбро. Наши драконы погибли, тот, что принес это послание был последним. Когда уже не осталось шансов на спасение, мы спрятались в стеклянной пещере. И теперь отправив этого дракона Вам, мы вынуждены будем объявить о суверенитете. Да, теперь и вовеки веков, о, моя бывшая принцесса, мы будем зваться Народом Стеклянной Пещеры. С богатым запасом Тумана и Хрустальным звоном, наша община станет процветающей. Через год меня нарекут Стеклянным Царем. Через два, я приду под Ваши стены с великим войском. Оно покроет всю долину до самого горизонта. И встав перед замком на колени, все это великое войско будет молчаливо стоять, сняв тяжелые шлемы. Лишь в тишине и сгущающихся сумерках будет играть орган бессмертного Баха.
К неприступным воротам Твоим подойдут мои парламентеры и постучат.
Ты посмотришь в окно, удивишься и возьмешь письмо. И сидя на троне из красной парчи прочитаешь единственную строчку: «Сдавайся, ты моя. Выходи за меня!»
Вот что будет Моя будущая принцесса. А сейчас мы отступаем под своды пещеры. Прощайте Ваше Высочество».

Положив листок на серебряное блюдо слева от себя, она улыбнулась и позвав слуг велела готовится к походу.
— Зачем же ждать два года. Всё, все по коням, все по местам. Мы идем в поход.
Через неделю, достигнув предгорья, она встретила тот самый отряд странствующих принцев жаждущих власти и приключений. Увидев, ее рыцари устроили турнир и самозабвенно бились друг с другом не замечая, что принцесса давно уже ушла.
Дойдя до Стеклянной пещеры и встретив там Его, она сбросила корону, став просто женщиной. Счастливой и любимой.

Еще многие годы детвора каждый вечер собиралась в самой высокой башне замка, что бы посмотреть как за лесом Теней бьются довольные принцы, так и не заметившие что принцессы нет среди них.
28,12,2004

Read More

20 Янв Ящер

-Доброе утро, как спалось?
Она лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям. Не было ни вчерашней усталости, ни боли в мышцах. Голос, чей это голос? Она открыла глаза и окинула взглядом пещеру. Все так же , как и вчера вечером, если не считать золотистого утреннего освещения непонятно как сюда попадающего. Огромная, теплая и светлая пещера, посреди которой мирно спал здоровенный ящер. Вроде бы ничего не изменилось, но в тоже время что-то неуловимое изменило все вокруг. Оглядываясь и прислушиваясь, женщина наконец-то поняла — пещера осталась той же, все тоже самое, изменилась она сама. Отношение ко всему стало другим, мир перестал быть чем-то чуждым и враждебным, он просто стал собой и впитал ее в себя. ЭТО произошло!
Женщина закрыла глаза и перед глазами поплыли картинки. Весь тот путь, что она прошла, все что пришлось ей перенести чтобы наконец-то проснутся счастливой.
Вспомнила как она, будучи еще маленькой девочкой, впервые услышала легенду про дракона. Сколько вечеров она провела глядя в окно и видя в нем лишь свои детские мечты. Это сейчас ей кажется, что мечты были наивны и нереальны, но тогда, тогда все было по настоящему.
Она вспоминала, как учась на философском факультете снова услышала эту легенду. И как она наложившись на ее детские мечты, снова ожила в воображении. Опять обрели плоть и объем ее мечты.
У нее все было тогда хорошо, друзья, родители, первая настоящая любовь, и все равно, легенда не оставляла ее, заставляла ее мечтать, жить еще и своем, полном надежд мире.
Эта легенда о пещере в далеких, невозможных горах Пещера в которой вот уже 500 лет спит настоящий дракон.
Однажды он летел высоко в небе. Ему не было дела до тех, кто живет в долине, это им постоянно что-то от него было нужно, и они частенько к нему наведывались. Люди раздражали его, и поэтому он старался держаться от них подальше и повыше. В тот несчастливый день дракон летел по делам на далекий остров, да зазевался и опал в грозовую тучу. После попадания молнии он без сознания упал на землю. И так уж получилось, что упал на околице деревни, прямо на ветхий дом, убив при этом находящегося в нем молодого парня. От удара ящер очнулся и хотел снова взмыть в небо, но крыло опаленное молнией было сильно повреждено. Начали сбегаться люди, в те времена кода драконы были обычны, их не сильно боялись. Но на земле они уж очень были не уклюжи и поэтому к ним старались близко не подходить.
Вот и на этот раз, сбежавшийся, несмотря на продолжающуюся грозу, люд держался немного в отдалении, боясь попасть под удар гигантского хвоста или второго, здорового крыла. Лишь одна девушка бросилась в разрушенный дом, люди пытались остановить ее, но она вырвалась и побежала туда, где среди бревен и досок лежал ее любимый. Она оттащила его тело подальше от змея. Подошедшие люди, нехотевшие зря рисковать и вытаскивать тело из-под дракона теперь подошли, взяли погибшего парня и унесли в центральную избу, готовить к погребению. А она, не боясь, подошла к бестолковому дракону, посмотрела ему в газа и сказала
— Я проклинаю тебя. Ты убил моего любимого, ты сделал меня несчастной. И я еще раз проклинаю тебя.
Дракон смотрел ей в глаза не отрываясь. Он боялся ее, ведь в ней, в ее словах звучала сила многих поколений ведьм. А она все говорила.
— Я проклинаю тебя в третий раз. Иди, уйди в горы, туда где нет ничего кроме камня и льда, найди там пещеру и усни в ней. Чтоб никому ты больше не мог принести горе на своих крылах. А еще я говорю. Что любая женщина нашедшая тебя, и проспавшая рядом с тобой одну ночь проснется счастливой.

Вот такая была эта легенда. Когда женщина прочитала ее во второй раз, она поняла – это не сказка. Что-то в груди подсказало ей. Так у нее появилась цель. Она никому про нее не говорила понимая, что ее поднимут на смех и вообще, психов в горы не берут.
После института, она излазила все возможные библиотеки в поисках ускользнувших от нее фактов которые могут пролить свет на то где находится та пещера.
Она, постоянно занималась альпинизмом, побывала на нескольких шести и семитысячниках. Близкие люди, что знали ее цель, с лишь цокали языком не в силах ничего изменить. А она, несмотря на непонимание, упорно шла к своей цели.
Прошло лет десять поисков, за которые она потихоньку, по крупицам приближалась к своей мечте. И вот однажды, в середине лета она отправилась в горы, уже зная, где должна быт эта пещера. Аэропорт, таможня, самолет. Снова таможня, аэропорт, но уже в другой, странной и непонятной стране. Борьба с чиновниками вымогающими взятки. И вот они — горы. Долгое восхождение, с тяжелым рюкзаком и в полном одиночестве. Горы равнодушны, им все равно сгинет в них человечек или дойдет. Она дошла.
Стоя перед входом в пещеру со спящим драконом она вспоминала свою жизнь. В поисках чуда она из маленькой девочки стала сильной женщиной способной преодолеть любое препятствие. И вот сейчас стоя перед входом. И зная уже точно, что там, в нутрии, спит настоящий, тот самый дракон, она медлила. Она боялась, что ее жизнь, прошедшая в борьбе за мечту закончится. И став, наконец, счастливой она перестанет быть собой. Такой как сейчас. Ведь борьба, давно стала уже ее второй натурой. И что она будет делать потом? На пороге осуществления своей мечты она уже была готова повернуть назад, но собрав привычно силу воли в кулак она вошла внутрь.
Дракон спал, заполняя собой почти все пространство. Несмотря на сгущающиеся сумерки, внутри было достаточно светло, чтобы рассмотреть древнего ящера во всех подробностях. Десятки метров в длину, его спина возвышалась над ней словно трехэтажный дом. Женщина подошла к голове, и присела рядом. Дракон спал, на нем почему-то не было вековой пыли, чешуя блестела синеватым перламутром. Она опасливо положила руку ему на голову, дракон задержал дыхание, как бы прислушиваясь, но через мгновение снова размеренно задышал. Женщина немного расслабившись погладила его. От дракона исходило тепло, он был даже горячим для нее, привыкшей уже к морозу высокогорья. Усталость и нервное напряжение вскоре дало о себе знать и, расстелив спальный мешок, женщина улеглась прямо у него на спине. Она не задумывалась о том, что ящер может во сне ворочаться. Она не о чем не думала, сделав все, что было в ее силах, женщина устало уснула, ни о чем уже не думая. Цель достигнута, впереди новая жизнь, новые цели. А сейчас Пустота.

-Доброе утро, как спалось?
Кто тут, она точно помнила, что вчера вечером была тут одна. В голове сразу сработала сирена тревоги, понеслись караваны мыслей о том, что не надо было вчера так расслабляться, и о том куда скрыться и что делать дальше.
Но оглядев пещеру она никого не увидела, кроме все также мирно спавшего дракона. Женщина встала и огляделась. «Кто здесь?» — громко спросила она.
После небольшой паузы в которую женщина напряженно стояла готовая ко всему, из неприметного прохода в стене вышла девушка в старинной одежде.
-Доброе утро – с улыбкой сказала она – Как спалось? Извините, если немного вас напугала. Но тут очень редко бывают гости. Раньше у людей не было оборудования, без которого почти невозможно сюда добраться, а сейчас никто не верит в драконов. В него давно уже никто не верит.
Девушка па домашнему погладила дракона. Женщина с интересом разглядывала ее.
— Да, — угадав мысли сказала она — я та самая девушка из легенды. Этот дракон по глупости погубил моего любимого. И я прокляла его тогда в сердцах, но это же дракон, с ним нельзя так и часть моего же проклятия упала на меня. Теперь я сторожу его тут вот уже дольше пятисот лет.
— Ты хочешь знать, что теперь будет с тобой? – продолжала она — Ты теперь навсегда стала счастливой. Спускайся в низ, через некоторое время ты найдешь своего единственного. У вас будут дети и любимая работа. Все будет у вас получаться, Все. Ты заслужила это своей верой и упорством. А теперь иди.

И она ушла, через некоторое время она встретила Его, все было хорошо. Родились дети, выросла ее дочь. И захотелось ей тоже стать счастливой…

Март 2005-03-22

Read More

20 Янв Гномы

-Не шуми?
-Я стараюсь.
-Глаза разуй! Старается он видишь ли.
-Сам разуй!, тоже мне командир выискался, под ноги лучше себе смотри, а то расшумелся он – так тихо переругиваясь два садовых гнома прошли последний ряд низких кустов акаций и остановились в растерянности перед большим, аккуратно постриженным газоном, отделявшим их от дома.
-Ой! – испуганно произнес младший — Сара же говорила, что его постригут только к пятнице.
Тихая паника завладела им. Он в оцепенении смотрел на газон, ему конечно сильно хотелось вернуться назад, в свой уютный дом под старым дубом и если бы он шел один то так бы и сделал, но пред братом он не мог показать насколько ему страшно.
— Никогда нельзя доверять домовым в том, что касается сада, они просто ничего не смыслят – стараясь изо всех сил казаться смелым, сказал Старший
-Что будем делать, — с плохо скрытой надеждой на возвращение домой спросил младший, глядя как роса тонкой, лунной вуалью лежит на недавно скошенной траве — Сара ждет нас к ужину?
-Надо идти – серьезно сказал Старший заворожено смотря как роса тонкой, лунной вуалью лежит на недавно скошенной траве — ничего другого не остается.
Он хоть и родился всего-то на пару сотен лет раньше младшего, но в семье местных гномов считался самым опытным, ведь он единственный из них кто побывал в Лондоне.
Не отрывая взгляда от гипнотически светящейся лунной дорожки, внутренне сжавшись, на коротком как жизнь выдохе они шагнули на газон и, стараясь как можно меньше шуметь, заспешили к дому. Но на огромном, словно футбольное поле, газоне перед старым домом, два садовых гнома были видны, словно мухи на телескопе.
Ночная жизнь страшна и опасна, особенно для двух маленьких, беззащитных садовых гномов. Как только они шагнули из кустов на лунную дорожку, какофония ночных звуков оглушила их, всюду кипела жизнь, всюду шла борьба за право жить. Где-то недалеко ухнула охотница сова — гномы бросились на землю, от этого они не стали конечно менее заметны, но так им казалось безопасней. Дрожь била их маленькие тела, срезанные травинки прилипли к лицу, а ночная влага сразу же пропитала насквозь всю одежду, смерть бесшумно летала где-то рядом. Нет, в этот момент они не жалели что пошли в гости и сейчас хотели лишь одного — убраться как можно скорее с коварного газона.
Выждав, затаившись, около минуты, гномы вскочили и надеясь на лучшее рванули изо всех сил к дому. И, как им показалась, прошла почти целая вечность прежде чем они оказались перед низкой потайной дверью ведущую в подвальчик тети Сары. Дверь мягко отворилась и на пороге они увидели улыбающуюся радушную хозяйку.
-Здравствуйте мои дорогие, как добрались? Надеюсь без приключений?
-Спасибо, — переводя дух сказали они почти хором — вроде пока еще все живы. Хочешь анекдот?
-Сидят два француза в пещере, а снаружи медведь бродит. Один натягивает кроссовки, тщательно их зашнуровывает, потом делает разминку. А второй смотрит на него и говорит
-Зачем ты зарядку делаешь, нам все равно не убежать от медведя
-Я знаю,- спокойно отвечает первый- главное бежать быстрей тебя.

Полчаса спустя, переодетые и чистые гному сидели перед камином, пили традиционный английский чай с молоком и говорили о том что в далекой России очень редко стригут газоны и что там наверное местные садовые гномы живут тихо и спокойно.
-Когда-то я знала одно семейство, – тихо начала до этого молчавшая Сара – они тоже однажды услышали легенду о сказочной России и через некоторое время уехали туда несмотря наши отговоры. По дороге они часто писали мне письма, о тех чудесах и опасностях что выпало им пережить. Но… через некоторое время они все погибли. Оказывается, в России никто не верит в гномов.
Все замолчали и только поленья продолжали потрескивали в камине, уж они-то точно знали, что герои умирают когда перестают в них верить.

июнь 2005

Read More

19 Янв Для конкурса в журнале «Если»за октрябрь 2005. Так и не отправил.Раскритиковали-ошибок много.

Поэтесса

1
Очень вольное изложение оригинального рассказа.

В городе переселенцев с перенаселенного, жаркого юга, жила одинокая женщина имевшая старсть к дальним прогулкам. Чем она занималась никто толком не знал, но вскоре все стали считать ее поэтессой. И хоть никто и никогда не видел ни одного ее стиха, все был уверены что она именно поэтесса. К тому же, она сама никогда не отрицала это в разговорах. Еще она примечательна была тем, что на заднем дворе, примыкавшем к городскому парку, росли величественные ели. Люди так и называли ее дом- дом с Рождественскими елями.
Но однажды в студию местного головидения пришла открытка, с просьбой рассказать о великой поетессе живущей в городе и том празднике который она готовит к Новому году.
Это было очень неожиданно, местные журналисты буквально облепили ее дом, все хотели побольше обо всем этом узнать.
Так вот и выяснилось, что она оказывается нанопоэт. И что хочет написать поэму снегом, а холстом будет сам город. Мало кто понял что-то из ее сугубо научных объяснений.
И поэтому не ждали ничего, да и почти забыли о ней пока не наступил Новый год.
2
А вот мое продолжение.

1 января, сразу после наступления нового года и окончания праздничного салюта, на город медленно кружась, стал падать первый снег. Люди, в праздничной суете позабывшие об обещании Бренды Лайлз показать свою поэму, обрадовались. Снег, несмотря на холодный климат, был очень редок, а говоря по правде то его так ни разу никто и не видел. А тут, тихо, без малейшего ветерка, с неба кружась опускались снежинки. Ложась на землю они образовывали причудливые фигуры, которые тут же таяли, но на их место тут же ложились новые и от этого, узоры на асфальте постоянно менялись, казалось что кто-то пишет исчезающими чернилами сказку о Новом годе. В этой сказке было все, и вечный Санта, и звон бубенцов, и смех детей. Медленно и плавно ложилась поэма на город.
Горожане вышли на улицы, и ловили ртом крупные снежинки, которые приятно таяли коснувшись языка, они ловили их в раскрытые ладони и чувствовали как мягко коснувшись, снежинка таяла предав все, что знала о жизни так и не понявшей ничего ладони.
Это был настоящий праздник. Люди в других городах с замиранием сердца смотрели через экраны своих гловизоров за неожиданной сказкой. Многие мечтали хоть на секунду оказаться в Городе-Где-Живет-Бренда-Лайлз. Они смотрели и улыбались чему-то своему, давно уже забытому.
Но сказка длилась недолго. Дети, самозабвенно игравшие в снежки, очень быстро промокли до нитки. Ведь снег таял и превращался в жижу так же быстро как падал. А январь есть январь, и холод давал о себе знать. Очень быстро родители только что веселившиеся вместе с детьми, стали серьезными, они очень быстро недобро вспомнили ту что устроила им этот «праздник», при этом начисто позабыв что только что прыгали и смеялись.
Сказка кончилась, а снег все шел и шел. И наутро весь город превратился в одну большущую, грязную лужу.
На следующий день, ближе к ленчу, на пороге местной голостудии появилась Бренда Лайлз, она оделась в свое лучшее платье, и выглядела, несмотря на возраст, просто потрясающе. Она пришла за заслуженной порцией славы, ведь над этой поэмой она работала всю жизнь, но вместо радости и раскрытых объятий она встретилась со злобой и раздражением. Пять минут счастья были погребены под жижей растаявшего снега. И хоть весь мир продолжал наперебой обсуждать ее поэму, сотни писем с просьбой об интервью забивали ее ящик, весь мир восхищался ею. Весь, но только не ее родной город. Здесь, вместо радости и благодарности, она получила лишь злобные взгляды и колкости.
А что для человека весь солнечный мир, если рядом лишь плевки и тычки? Женщина обиделась такому приему. Очень и очень сильно обиделась. Придя домой, она заперлась в своей лаборатории. Неделю о ней не было слышно, все подумали, что она спряталась от позора и боится выходить из дома.
Но вот через неделю, когда эмоции жителей уже улеглись, и ушли в историю вместе с насморком. Студия головидения получила от нее короткую открытку.
«Вам не понравилось, что снег тает? Я это исправила».
И через час пошел снег. Никто этого не ожидал. Все уже решили, что после провала чудачка не будет больше им досаждать своими «так называемыми» стихами.
Но снег шел и шел, крупные и мелкие, снежинки без перерыва ложились на улицы и дома. Беспрестанно. Казалось ему не было конца.
Сперва горожане замерли от такой наглости Бренды-чудачки, через час они стали ворчать, а через полтора первые возмущенные жители пришли к пустому дому Бренды Лайлз. Но ее уже не было в этом, не понявшем ее городе, она уехала! Эта новость молнией разлетелась по заспанному ее снегом задыхающемуся городу.
А еще через неделю, последний житель покинул еще недавно цветущий, а ныне засыпанный до крыш замерший город.

И лишь Рождественские ели, на некогда заднем дворе непонятой поэтессы Бренды Лайлз, почему-то не были покрыты снегом и по-прежнему тихо покачивались на ветру.

Read More