Метки
Архивы
 

Для конкурса в журнале «Если»за октрябрь 2005. Так и не отправил.Раскритиковали-ошибок много.

19 Янв Для конкурса в журнале «Если»за октрябрь 2005. Так и не отправил.Раскритиковали-ошибок много.

Поэтесса

1
Очень вольное изложение оригинального рассказа.

В городе переселенцев с перенаселенного, жаркого юга, жила одинокая женщина имевшая старсть к дальним прогулкам. Чем она занималась никто толком не знал, но вскоре все стали считать ее поэтессой. И хоть никто и никогда не видел ни одного ее стиха, все был уверены что она именно поэтесса. К тому же, она сама никогда не отрицала это в разговорах. Еще она примечательна была тем, что на заднем дворе, примыкавшем к городскому парку, росли величественные ели. Люди так и называли ее дом- дом с Рождественскими елями.
Но однажды в студию местного головидения пришла открытка, с просьбой рассказать о великой поетессе живущей в городе и том празднике который она готовит к Новому году.
Это было очень неожиданно, местные журналисты буквально облепили ее дом, все хотели побольше обо всем этом узнать.
Так вот и выяснилось, что она оказывается нанопоэт. И что хочет написать поэму снегом, а холстом будет сам город. Мало кто понял что-то из ее сугубо научных объяснений.
И поэтому не ждали ничего, да и почти забыли о ней пока не наступил Новый год.
2
А вот мое продолжение.

1 января, сразу после наступления нового года и окончания праздничного салюта, на город медленно кружась, стал падать первый снег. Люди, в праздничной суете позабывшие об обещании Бренды Лайлз показать свою поэму, обрадовались. Снег, несмотря на холодный климат, был очень редок, а говоря по правде то его так ни разу никто и не видел. А тут, тихо, без малейшего ветерка, с неба кружась опускались снежинки. Ложась на землю они образовывали причудливые фигуры, которые тут же таяли, но на их место тут же ложились новые и от этого, узоры на асфальте постоянно менялись, казалось что кто-то пишет исчезающими чернилами сказку о Новом годе. В этой сказке было все, и вечный Санта, и звон бубенцов, и смех детей. Медленно и плавно ложилась поэма на город.
Горожане вышли на улицы, и ловили ртом крупные снежинки, которые приятно таяли коснувшись языка, они ловили их в раскрытые ладони и чувствовали как мягко коснувшись, снежинка таяла предав все, что знала о жизни так и не понявшей ничего ладони.
Это был настоящий праздник. Люди в других городах с замиранием сердца смотрели через экраны своих гловизоров за неожиданной сказкой. Многие мечтали хоть на секунду оказаться в Городе-Где-Живет-Бренда-Лайлз. Они смотрели и улыбались чему-то своему, давно уже забытому.
Но сказка длилась недолго. Дети, самозабвенно игравшие в снежки, очень быстро промокли до нитки. Ведь снег таял и превращался в жижу так же быстро как падал. А январь есть январь, и холод давал о себе знать. Очень быстро родители только что веселившиеся вместе с детьми, стали серьезными, они очень быстро недобро вспомнили ту что устроила им этот «праздник», при этом начисто позабыв что только что прыгали и смеялись.
Сказка кончилась, а снег все шел и шел. И наутро весь город превратился в одну большущую, грязную лужу.
На следующий день, ближе к ленчу, на пороге местной голостудии появилась Бренда Лайлз, она оделась в свое лучшее платье, и выглядела, несмотря на возраст, просто потрясающе. Она пришла за заслуженной порцией славы, ведь над этой поэмой она работала всю жизнь, но вместо радости и раскрытых объятий она встретилась со злобой и раздражением. Пять минут счастья были погребены под жижей растаявшего снега. И хоть весь мир продолжал наперебой обсуждать ее поэму, сотни писем с просьбой об интервью забивали ее ящик, весь мир восхищался ею. Весь, но только не ее родной город. Здесь, вместо радости и благодарности, она получила лишь злобные взгляды и колкости.
А что для человека весь солнечный мир, если рядом лишь плевки и тычки? Женщина обиделась такому приему. Очень и очень сильно обиделась. Придя домой, она заперлась в своей лаборатории. Неделю о ней не было слышно, все подумали, что она спряталась от позора и боится выходить из дома.
Но вот через неделю, когда эмоции жителей уже улеглись, и ушли в историю вместе с насморком. Студия головидения получила от нее короткую открытку.
«Вам не понравилось, что снег тает? Я это исправила».
И через час пошел снег. Никто этого не ожидал. Все уже решили, что после провала чудачка не будет больше им досаждать своими «так называемыми» стихами.
Но снег шел и шел, крупные и мелкие, снежинки без перерыва ложились на улицы и дома. Беспрестанно. Казалось ему не было конца.
Сперва горожане замерли от такой наглости Бренды-чудачки, через час они стали ворчать, а через полтора первые возмущенные жители пришли к пустому дому Бренды Лайлз. Но ее уже не было в этом, не понявшем ее городе, она уехала! Эта новость молнией разлетелась по заспанному ее снегом задыхающемуся городу.
А еще через неделю, последний житель покинул еще недавно цветущий, а ныне засыпанный до крыш замерший город.

И лишь Рождественские ели, на некогда заднем дворе непонятой поэтессы Бренды Лайлз, почему-то не были покрыты снегом и по-прежнему тихо покачивались на ветру.

3 комментария
  • tomk_
    Posted at 14:30h, 19 января Ответить

    Спасибо!!!

    поэзия — это «праздник, который всегда с тобой» :-)))

    • mucera
      Posted at 22:11h, 19 января Ответить

      Re: Спасибо!!!

      И тебе Спасибо! Но тебе больше

      • tomk_
        Posted at 02:03h, 20 января Ответить

        Re: Спасибо!!!

        :-)))
        Ой, сколько нового за сегодня появилось!
        Буду читать вечером 🙂

Post A Comment